Главная Лечение белой глиной глаз

Печень на газу в форме

Микрохирургия глаза платные услуги


Читать дальше

Гепатит маникюр

Болиголов или аконит при аденокарциноме легкого с метастазами в кости и мягкие


Читать дальше

Пенополиуритан в мебели

Методы диагностики вторичной артериальной гипертензии


Читать дальше

Что такое метастазы при раке предстательной железы метастазы в позвоночнике


когда при сахарном диабете ампутируют ноги

В России ежегодно регистрируется около 35 тыс. больных с онкоурологическими заболеваниями. Наибольшую актуальность сегодня приобретает рак предстательной железы (РПЖ), поскольку частота этого заболевания увеличивается год от года на 6—8%. Каждый мужчина старше 45 лет должен регулярно проходить осмотр у специалиста, владеющего знаниями в онкоурологии. Будет ли это уролог или онколог — неважно. Главное, чтобы это был грамотный врач, способный обследовать человека и поставить правильный диагноз. “Посещение уролога должно стать таким же элементом культуры, как посещение гинеколога или стоматолога”, — убежден руководитель отделения онкоурологии МНИОИ им. Герцена, доктор медицинских наук, профессор Игорь Георгиевич Русаков, с которым мы беседуем о проблемах терапии РПЖ.

— Как вы считаете, ежегодный прирост количества больных РПЖ — всего лишь результат прогресса в области диагностики?

— Нет, не только. Конечно, в последнее время появилась возможность выявлять рак чаще. У онкологов даже есть такая шутка, что не бывает здоровых людей – бывают недообследованные. Но на самом деле существует целый ряд других причин. Значительный прирост больных РПЖ наблюдался на Западе лет 15—20 назад, и, очевидно, мы должны прогнозировать увеличение их количества до уровня других стран. Так, например, в США встречаемость РПЖ примерно равна, даже чуть превосходит, частоту рака молочной железы. У нас же этот показатель в 3 раза меньше. Таким образом, за ближайшие 15—20 лет мы можем ожидать трехкратного увеличения встречаемости данной патологии. В мире каждый 6-й мужчина в течение своей жизни заболевает РПЖ. Можете себе представить значимость этой проблемы.

— Какие факторы влияют на столь бурный рост заболеваемости?

— У РПЖ много факторов возникновения. Одним из них является увеличение средней продолжительности жизни. Если люди живут дольше, то и онкологических проблем становится больше, поскольку эти патологии в основном проявляются в зрелом возрасте. Это связано с тем, что с течением времени в организме человека появляются и накапливаются клетки с нарушенным генетическим материалом, и постепенно они могут превратиться в раковые.

К увеличению вероятности возникновения рака приводит и так называемый неумеренный образ жизни. Например, рак мочевого пузыря, как и рак легкого, очень тесно связан с курением. Оказывают свое влияние и другие вредные привычки, скажем, алкоголь. Согласитесь, когда человек принимает алкоголь, он меньше ухаживает за собой, чаще простужается, у него чаще возникают циститы. Также одним из факторов риска является неразумное питание, ведущее к ожирению. Вне всякого сомнения, имеет значение и характер питания — чем больше в рационе животных жиров, тем выше вероятность онкологических заболеваний.

Также свою негативную роль играет экологическая обстановка. Например, в Москве раком предстательной железы болеют в два раза чаще, чем в Московской области. В Москве — 33 заболевших на 1000 человек, а в Подмосковье — 17. Почему так происходит, объяснить пока трудно.

Исследуется роль в возникновении РПЖ изменения гормонального статуса, которые иногда люди сами себе создают. Например, сейчас на Западе среди мужчин модно продлевать свою сексуальную молодость при помощи гормональных препаратов. Пока не доказано их влияние ни в одну, ни в другую сторону. Время покажет, насколько эти препараты “повинны” в возникновении онкологических заболеваний у мужчин.

Онкологические заболевания не наследуются прямо, но тем не менее известно, что существует генетическая предрасположенность к развитию рака мочевого пузыря и простаты.

— Какие проблемы возникают у онкологов при лечении РПЖ?

— Среди всех злокачественных опухолей, которые существуют у человека, РПЖ — один из лидеров по метастазированию в кости. И поэтому проблема лечения этого осложнения стоит очень остро. Учитывая, что при РПЖ мы имеем такое мощное оружие, как гормональная терапия, которая помогает даже на тех стадиях, когда есть метастазы, в том числе и в кости, наши больные живут достаточно долго. Поэтому особенно актуальной становится проблема поддержания полноценного качества жизни.

Есть еще одна сопутствующая проблема: когда мы лечим РПЖ, то снимаем насыщенность организма тестостероном и получаем ситуацию, близкую к той, в которой оказывается женщина в климактерический период — у больных “размягчаются” кости. У людей, получающих гормональную терапию, вероятность возникновения костных осложнений почти в 10 раз выше, чем у тех, кто ее не получают. Все это приводит к тому, что часто происходят тяжелые переломы. А поскольку чаще всего речь идет о не очень молодых мужчинах, то эта проблема становится весьма серьезной. Что такое перелом у больного немолодого мужчины? Это долгая неподвижность, провоцирующая вероятность легочных осложнений, необходимость лечения пневмоний. На лечение сопутствующих заболеваний уходит много времени и сил. Такие больные часто прикованы к постели (гиподинамия), чего они тоже не выносят.

Поэтому перед нами стоит задача сделать так, чтобы больные с метастазами в кости жили хорошо, а больные, у которых нет метастазов, не получали каких-либо костных осложнений.

— Как современная медицина решает эту проблему?

— Данную проблему мы решаем, используя группу препаратов, называемых бисфосфонатами, которые являются синтетическими органическими аналогами молекулы пирофосфата, обладающими большей стабильностью и устойчивостью. После введения бисфосфонаты транспортируются кровью в места активной перестройки костной ткани, где они прочно связываются с минеральным остовом кости. В процессе разрушения (резорбции) костной ткани остеокласты поглощают бисфосфонаты, что приводит к нарушению ряда крайне важных внутриклеточных реакций, регулирующих морфологию, функционирование и выживание остеокластов, а следовательно, к ингибированию процесса резорбции костной ткани. Таким образом, эти препараты влияют на кальций-магниевый обмен, уменьшая вероятность переломов у больных, получающих гормональную терапию, и значительно улучшают качество жизни больных, которые имеют костные метастазы. Они уменьшают боль, делают больных более мобильными и активными в жизни. Терапия этими препаратами особенно актуальна при раке предстательной железы.

Среди всей большой группы бисфосфонатов, вне всякого сомнения, наиболее активными и наименее токсичными являются препараты на основе золедроновой кислоты. Соотношение токсичности и эффективности делает предпочтительным их применение. Среди препаратов золедроновой кислоты, конечно, мы должны отметить Зомету®, которая и является препаратом выбора при этих осложнениях.

— Расскажите про опыт применения Зометы®.

— Проведено большое количество крупных международных многоцентровых исследований, в которых участвовало множество клиник. Мы также были участниками европейского исследования. Одна группа больных (около 400 человек) не получала Зомету®, другая, очень большая группа, наоборот, получала данный препарат. В результате оказалось, что число костных осложнений в группе, которая не получала Зомету®, значительно и статистически достоверно больше, чем во второй группе. Следовательно, Зомета® является необходимым препаратом для больных раком предстательной железы как с метастазами, так и без них.

Очень удобен способ введения препарата Зомета®: внутривенная капельная инфузия в течение 15 мин., поэтому больные часто не нуждаются в госпитализации — процедуру можно проводить амбулаторно. Перерыв между капельницами 21—28 дней. Представляете, 1 раз в 28 дней больной приезжает в клинику, ему вводят препарат, он уезжает и на 4 недели забывает о врачах. Очень выражен обезболивающий эффект. Дело в том, что метастазы в кости вызывают болевой синдром, который резко снижает мобильность и социальную активность человека. Больные раком предстательной железы живут 5—7 и более лет даже с метастазами в кости. Очень многие из них ведут социально активный образ жизни. Они работают инженерами, врачами, учителями. Даже среди моих друзей, в том числе и врачей, есть больные, у которых метастазы в кости, и они при этом активно работают. Есть и активно работающие хирурги. Зомета® позволяет им оставаться социально активными и полезными людьми, не быть выброшенными из общества.

— Чем вызван болевой синдром при метастазах в кости?

— Дело в том, что происходит нарушение соотношения между регенерацией и разрушением кости, и эти процессы являются очень болезненными. Кроме того, кость покрыта надкостницей, которая очень богата нервными волокнами. Это одна из самых иннервированных тканей в нашем организме, поэтому переломы костей всегда очень болезненны. Метастазы РПЖ чаще всего начинают образовываться в костях таза, нижних отделах позвоночника. Это вызывает очень сильный болевой синдром. Раньше, когда не было такого маркера, как простатический специфический антиген — ПСА, мы обычно по болям в пояснице диагностировали рак предстательной железы. К счастью, теперь это не так. Сейчас мы умеем диагностировать рак до того, как он дал метастазы в кости. Но, поверьте, качество жизни больных с метастазами в кости значительно улучшилось с тех пор, как появилась Зомета®.

— А что известно про побочные эффекты, связанные с Зометой®?

— Токсичность препарата очень низка. Конечно, описана определенная нагрузка на почки, и больным с выраженными степенями почечной недостаточности назначать Зомету® нужно с осторожностью. Но связанные с этим осложнения встречаются крайне редко, можно сказать, что почти не встречаются. Мы имеем немалый опыт применения Зометы®, этот препарат используется уже много лет у большого количества больных, и практически не встречали каких-либо серьезных осложнений. Иногда после введения Зометы® бывает повышение температуры, которое проходит достаточно быстро. Но все это довольно редкие побочные эффекты.

— Способствует ли Зомета® исчезновению метастазов в костной ткани?

— Это не ее задача. Но существует другая гипотеза, пока еще полностью не доказанная, — это возможность профилактики костных метастазов при помощи Зометы®. Есть большая группа пациентов, у которых еще нет метастазов в костях, но высока вероятность их развития. Например, при возникновении рецидива болезни после хирургического или лучевого лечения, когда уже регистрируется повышение уровня маркера, но в костях еще нет признаков метастазов. Представьте себе ситуацию: мы больного прооперировали, а через какое-то время у него регистрируем рецидив. К сожалению, опухоль опять начала расти. Она растет еще пока не в костях, но вероятность того, что в ближайшее время метастазы в кости обнаружатся у больного, достаточно высока. Скорее всего, такой группе больных Зомета® может оказаться очень полезной. У нас есть такие наблюдения. Однако, чтобы утверждать абсолютно точно, нужно иметь большую доказательную базу. А это займет значительное количество времени — все больные должны отслеживаться в течение длительного периода, да и больных должно быть много, чтобы сделать окончательные выводы. Однако такое мнение на сегодняшний день существует.

Беседовал Ярослав АНДРЕЕВ

Источник: http://dev.medvestnik.ru/articles/kostnye_metastaz...


Химический пилинг лица чебоксары